"Тихий Дон" - великая киноэпопея

"Тихий Дон" - великая киноэпопея

Великий киноэпос по роману Михаила Шолохова «Тихий Дон» состоялась 26 октября 1957 года (как и было задумано режиссёром Сергеем Герасимовым, фильм был представлен широкому зрителю в канун сорокалетия Октябрьской революции), вторая серия вышла на экраны 1 ноября 1957 года, а третья серия – 30 апреля 1958 года.

Монументальный труд Михаила Шолохова, отмеченный в 1965 году Нобелевской премией, получил своё достойное воплощение на экране в виде кинотрилогии Сергея Герасимова.

Идея о создании киноверсии «Тихого Дона» родилась у Сергея Аполлинариевича Герасимова ещё в 1939 году. Но в то время из-за осложнения отношений между Шолоховым и Сталиным воплотить замысел в жизнь оказалось нереальным. Лишь в 1955 году, после смерти вождя Герасимов решает возобновить попытки экранизировать роман Шолохова. Получив одобрительный отзыв от автора «Тихого Дона» на написанный им сценарий, режиссёр приступил к съёмочному процессу. Тщательно подбирался исполнительский ансамбль фильма, серьёзный кастинг был проведён не только на главные роли, но и на роли второго плана.
В итоге в съёмках картины приняли участие великолепные советские актёры:
Глебов Петр Петрович, Быстрицкая Элина Авраамовна, Зинаида Кириенко, Людмила Хитяева, Даниил Ильченко, Анастасия Филиппова, Николай Смирнов, Игорь Дмитриев, Наталья Архангельская, Алексей Благовестов, Вадим Захарченко, Геннадий Карякин, Борис Новиков, Михаил Васильев, Виктор Бубнов, Михаил Глузский, Александр Жуков, Дмитрий Капка, Александр Карпов, Петр Любешкин, Борис Муравьев, Николай Муравьев , Семен Свашенко, Александр Титов, Валентина Хмара, Петр Чернов, Александр Шатов, Вильям Шатуновский, Сергей Юртайкин

После завершения павильонных съёмок, с которых началась работа над созданием «Тихого Дона», съёмочная группа обосновалась неподалёку от города Каменска-Шахтинского, на хуторе Диченске, где мастерами-декораторами были «построены» казачьи курени, церковь и вокзальная площадь Новочеркасска. 

В массовых сценах были задействованы местные казаки, а актёры почти всё свободное от съёмок время проводили среди станичников, общаясь с ними и перенимая их манеру говорить, жесты, походку.
Актриса Элина Быстрицкая, сыгравшая Аксинью Астахову, имеет характер решительный и бескомпромиссный. Быстрицкая сама позвонила Герасимову и попросила попробовать её на роль Аксиньи. Последнее слово было за Шолоховым. Ему безумно понравились и Глебов и Быстрицкая. Они были настоящими - сильными, статными, словно пропахшими дурнопьяном и вольными степными ветрами, с добрыми душами. Говорят, Быстрицкой пришлось в ходе подготовки к роли мыть полы, чистить картошку, учиться носить коромысла с полными вёдрами - их надо было нести бёдрами! Главное - поправиться на 12 кг!
 
Элина Быстрицкая: "Странно, но прелесть романа я в полной мере ощутила потом, много позже, когда уже снялась в фильме. Я снова читала и перечитывала роман, стремясь понять его досконально...
Предстояла тяжелая работа. Она началась буквально на следующий день… На самой первой встрече Герасимов сказал нам:
- Мы начинаем работу над "Тихим Доном". Вам придется стать другими людьми.
Мужчин-актеров предупредил, чтобы "подготовили" свои руки - они должны стать похожими на руки людей, работающих на земле. Такой же совет дал и актрисам.

Буквально через несколько дней с хутора Диченского - это в четырнадцати километрах от города Каменск-Шахтинский - приехал самодеятельный казачий хор пенсионеров. Лишь позже я поняла, что требовалась мудрость, для того чтобы познакомить нас со стариками и старушками, молодость которых пришлась на времена "Тихого Дона". Пожилые казаки и казачки быстро поняли, что от них требуется, и оказались хорошими наставниками. Помню, надо мной шефствовала одна женщина, очень крупная, плечистая, с добрыми глазами. Я вслушивалась в интонации ее речи, смотрела, как она ходит, какими жестами, мимикой сопровождает свою речь. Оказалось, к примеру, целое искусство - носить воду ведрами так, чтобы она не плескалась и чтобы встречным казакам нравилось. 

Меня этому учила баба Уля:
- А ты неси бедрами... Бедрами, бедрами неси...
Я никак не могла вначале понять, как это ведра с водой можно нести "бедрами", если они на коромысле. А баба Уля давала мне "режиссерские" указания:
- Ты понимаешь, энту воду надо не просто таскать, а чтобы Гришке понравилось...
Мне надо было во что бы то ни стало стать казачкой - женщиной, которая имеет дело с землей, водой, которую обвевают ветры и обжигает солнце и которая много и тяжело работает, оставаясь любимой и желанной. Я плясала с казаками, пела с ними и, в конце концов, вписалась в их круг, как вписываются в пейзаж.

В те годы я была тоненькой, гибкой девушкой - все актрисы следят за фигурой. Тщательно "блюла" фигуру и я - то нельзя есть, это нельзя... Но Аксинья была совершенно иной - сильная, зрелая женщина, стать которой формировала не диета, а работа, очень подвижный образ жизни, степные просторы, ее окружение, в котором ценились бесстрашные, сильные люди. Казачки - это жены, подруги, возлюбленные прирожденных воинов, и "барышни" на Дону были не в цене. Они, конечно же, не могли носить воду "бедрами"". 

Петр Глебов: "На съемках я жил жизнью Григория Мелехова, мучился его сомнениями, любил его любовью… Очень запомнилась одна сцена. Пьяный казацкий разгул в хате. Третья серия кинофильма. Моя была идея. Спеть очень хотелось. В станице, где съемки велись, казаки частенько вечерами собирались на бережку, распивали вино, пели хоровые песни, и я любил с ними попеть. Ну и Герасимов согласился: «Только чтобы тяжелая, грустная была песня, о судьбе». Я порасспросил старушек на хуторе, и одна мне подсказала песню «Пташка-канарейка». Песня и разгульная, и пронзительно-тоскливая. И в конце третьей серии, когда сцена пьяного разгула и полный раскосец уже: неизвестно, куда и за кем идти, — тут и красные, тут и белые, Григорий поет: «Ляти, пта-ашка, ка-анарейка, ляти в гору высоко… пропой песню про несчастье про мое…»" 

Зинаида Кириенко: "Когда мы были на Дону... там прошла премьера в клубе. Кажется, весь Тихий Дон съехался. Три дня с утра до вечера крутили без остановки, чтобы все посмотрели". 

Элина Быстрицкая: "Меня часто спрашивают о моих корнях. А когда я сыграла Аксинью в "Тихом Доне" - казачку во всем великолепии физической и духовной красоты, - донские казаки говорили мне: "Ты же наша, станичница, с Дона...". 

В одной из сцен Людмила Хитяева должна была оплакивать своего убитого мужа. И эта сцена у неё никак не получалась, — продолжает Валентин Васильевич. — Остановили съёмки. Актриса мучается, спрашивает у местных жителей, как донские женщины совершают этот обряд. Ей что-то подсказывают, но всё без толку. Съёмки пришлось отменить. Но вдруг на рассвете в дом к Хитяевой пришла местная казачка: «Бежим скорее, я покажу, как это делается наяву». По внезапному стечению обстоятельств у них в хуторе умерла баба Шура. Кто такая баба Шура, Хитяева, конечно, не знала, но поехала понаблюдать за ритуалом. Несколько старушек, склонившись над гробом, причитали-приговаривали.

Первый зритель, которому показали только что смонтированный фильм, был сам Михаил Шолохов. Просмотрев все три серии живой классик сказал
— Я рад, что фильм идет в одной дышловой упряжке с моим романом.
В прокате 1958 года фильм собрал 47 млн зрителей, заняв первое место.
Некоторые сцены фильма снимались в городе Каменск-Шахтинский.
В третьей серии в сцене наступления "красных" при посадке на пароход видны казаки на фоне бухты, в которой стоят современные ракетные катера.

В начале второй серии, в сцене возвращения домой после ранения в бою под Глубокой, Григорий Мелехов ходит с погонами подъесаула, в то время, как по книге он - хорунжий, хотя и на подъесаульной должности (командир сотни). В самой книге наличествует путаница с воинскими званиями Мелехова: с германской он пришёл хорунжим (аналог современного лейтенанта); в Донской армии (1918 г. 3-я книга) стал подъесаулом (аналог капитана); во время верхнедонского восстания находился на генеральской должности (командир Первой повстанческой дивизии); после присоединения повстанцев к Донской армии (1919 г., 5-я книга), Григория повышают в звании, но только до сотника (аналог ст. лейтенанта).

По книге, в эпизоде переговоров председателя донского ревкома Подтёлкова с Головой казачьего Круга генералом Калединым, со словом, обличающим коммунистов, выступает подъесаул Шеин. В фильме звание выступающего - сотник.
По книге ординарец Григория Мелехова Прохор Зыков имеет звание старшего урядника. В фильме он - рядовой казак.
По книге, во время верхнедонского восстания казаки не носили знаков различия - погон и кокард. В фильме, в эпизодах, действие которых приходится на период проистечения восстания, Григорий Мелехов предстаёт в полной форме подъесаула.
На колодке Георгиевского креста ордена Св. Георгия I степени, который носит Григорий Мелехов, отсутствует ленточная розетка, аналогичная той, которая наличествует на Георгиевском кресте ордена Св. Георгия III степени.
По книге, за отличие на германском фронте Дмитрий Коршунов был награждён орденом Св. Георгия IV степени. В фильме Коршунов носит Георгиевский крест на колодке, характерной для наград, вручаемых в период Гражданской войны.

В 1958 году фильм был удостоен премии «Хрустальный глобус» Международного кинофестиваля в Карловых Варах (Чехия) «за создание широкой панорамы жизни народа», диплома Международного смотра фестивальных фильмов в Мексике с формулировкой «за эпическую высокохудожественную форму выражения народной трагедии, за прекрасный артистический ансамбль и высокое качество цвета», диплома Гильдии режиссёров США лучшему иностранному фильму года, премии «За лучший цвет» на Всемирной выставке в Брюсселе, первой премия фильму и персональных премий режиссёру Сергею Герасимову, оператору Владимиру Рапопорту и исполнителю главной роли Петру Глебову на Московском международном кинофестивале. Картина дважды – в 1957 и 1958 годах – по итогам опроса читателей журнала «Советский экран» называлась лучшим фильмом года.

 

 

 

 

Теги: Драмы
Категория: Фильмы | Просмотров: 714

Будем рады, если Вы поделитесь ссылкой на этот материал с друзьями!