Хатшепсут — женщина-фараон

Хатшепсут — женщина-фараон

В истории Древнего Египта царица Хатшепсут занимает исключительное место. Она смогла встать во главе могущественного государства и управлять им более 20 лет. Однако самым поразительным фактом было то, что царица короновалась как законный фараон, игнорируя многовековую египетскую религиозную традицию престолонаследия при наличии наследника мужского пола — Тутмоса III, ее племянника и пасынка.

Хатшепсут не была первой и единственной женщиной — фараоном в истории существования Египта, которым по традиции правили мужчины. Задолго до Хатшепсут Египтом правили только две женщины: Нейтикерт в конце VI династии и Нефрусебек в конце ХII-й1). Тем не менее, в отличие от Хатшепсут эти царицы — представительницы угасающих династий царствовали совсем недолго. Хатшепсут же получила власть над процветающей державой, международный авторитет которой был утвержден военными походами в Азию и Нубию при ближайших предшественниках царицы — Аменхотепе I (1551—1524 гг. до н.э.) и Тутмосе I (1524—1518 гг. до н.э.).

Любая попытка выступить против традиционной концепции царской власти могла кончиться трагически даже для такой честолюбивой и политически ловкой женщины, какой, по всей видимости, являлась Хатшепсут.

Ее отец, Тутмос I, отличался большой воинственностью, его успешные военные походы в Нубию и Азию свидетельствовали о стремлении расширить границы Египта и создать своеобразную промежуточную зону между Египтом и враждебным царством Митанни на северо-востоке. После Тутмоса I почти все фараоны XVIII–XIX династий старались продвинуть границу своих владений до реки Евфрат, на берегах которого он воздвиг памятную стелу. Помимо осуществления грабительских целей, походы фараонов начала Нового царства должны были обеспечить безопасность Египта от вторжений с севера. Однако несмотря на активизировавшуюся захватническую политику египтян, этот период истории Древнего Египта был относительно мирным, если сравнивать его с временами фараонов Тутмоса III и Аменхотепа II, которые царствовали непосредственно после Хатшепсут в рамках одной династии. Следствием успешных походов стало расширенное храмовое строительство в столице Фивах (Уасет). Внимание победоносных фараонов в первую очередь сосредоточивалось на главном святилище города Карнакском храме (Ипет — Сут), посвященном царю богов Амону — покровителю фараонов, правивших в Фивах, и созданной ими державы. Разумеется, крупное строительство было бы невозможным без экономического подъема Египта, вызванного притоком добычи [142] от покоренных народов. Тутмос I направлял свои главные силы на возвеличение храма Амона в Карнаке, что соответствовало политике фараонов, стремившихся придать Фивам черты необычного, победоносного города, в котором присутствует могущественное божество.

Когда Тутмос I умер, власть перешла к Тутмосу II (1518—1504 гг. до н.э.). От брака с царицей Яхмес у Тутмоса было две дочери — Хатшепсут и рано умершая Нефрубити. От второй жены Мутнофрет он имел также трех сыновей, одним из которых был Тутмос II, который и стал наследником. Тутмоса женили на Хатшепсут.

Хатшепсут к тому времени было от 15 до 20 лет. Нельзя утверждать с уверенностью, была ли она замужем за Тутмосом II до смерти отца. Во всяком случае, теперь она являлась «великой царской супругой». Царствование Тутмоса II практически покрыто мраком неизвестности; согласно одним данным он правил 3 года, согласно другим 14 лет (!). Известно, что он пытался вести завоевательную политику, как на юге, так и на севере. Слабый здоровьем, Тутмос II умер, оставив после себя у власти малолетнего сына Тутмоса III от побочной жены Исет и опытную царицу Хатшепсут, которая была, по всей видимости, старше своего мужа. Так как Тутмос III был слишком мал, чтобы управлять самостоятельно, Хатшепсут возложила на себя обязанности регента, возможно с самого начала желая присвоить себе всю полноту власти. Среди египтологов существует множество мнений и интерпретаций, когда и как Хатшепсут удалось достичь своей цели. Произошло ли это естественно или в результате придворной борьбы? Была ли это узурпация или же соправление тетки и племянника? Неизвестно даже более или менее точно, сколько лет было Хатшепсут и Тутмосу III, когда последний оказался под опекой тетки-мачехи. Выяснение этого вопроса дополнительно осложняется и по причине относительности дат египетской хронологии, которые весьма условны по отношению к современному летоисчислению, не говоря уже о том, что из-за скудости источников порой даже неизвестно, сколько лет правил тот или иной фараон. Что касается дат правления, принятых автором, то они взяты из монографии П. Клейтона и представляются довольно убедительными, хотя существуют и другие хронологические варианты.

По мнению польского египтолога Я. Карковского, Тутмосу III было не больше 2 лет после смерти Тутмоса II, Хатшепсут же не более 15 лет. «Поэтому управление страной должны были взять высшие чиновники и, возможно, мать Хатшепсут царица Яхмес. Причина признания политической роли Хатшепсут современниками было фактом признания того, что после смерти ее мужа она была старшей представительницей царского рода. Вокруг нее еще в детстве, когда Тутмос I был еще жив, образовался придворный штат. Во время регентства Хатшепсут исполнилось 20 лет. По египетским источникам невозможно твердо установить, сколь активным было участие Хатшепсут в управлении государством. Довольно затруднительно и ответить на вопрос, кто был творцом идеи провозгласить Хатшепсут фараоном. Во всяком случае, многое указывает на то, что это произошло на 7-й год правления Тутмоса III, когда Хатшепсут уже достигла зрелого возраста. Вероятно также, что она принимала активное участие в этом решении.

Так или иначе, согласно наиболее распространенной среди ученых версии, первые два года после смерти отца Тутмос III правил от своего имени (разумеется, если не считать регентства Хатшепсут). На памятниках той поры Хатшепсут изображалась позади фигуры Тутмоса III под титулами царицы и великой царской супруги. На блоках из Карнака Хатшепсут появляется в изображениях религиозных церемоний, исполнять которые мог только фараон.

Об этом периоде придворный архитектор Инени писал: «Сын его (Тутмоса II) стал на месте его в качестве царя Обеих Земель5). Стал он властвовать на престоле зачавшего его. Сестра его, супруга бога Хатшепсут осуществляла заботу о стране. Обе Земли (жили) по замыслам ее, работали для нее, Египет — в усердии великом! Семя бога полезное (то есть Хатшепсут), вышедшее из него! Носовой канат Юга, причальный кол южан, кормовой канат этой превосходной земли Северной. Владычица приказаний, превосходная замыслами своими; та, согласно речи которой постоянно (пребывают) довольными Оба Берега (то есть Египет).

Однако вскоре все переменилось, когда Хатшепсут обрела поддержку влиятельных вельмож при дворе. Она полностью сосредоточила в своих руках управление страной, оставив своему племяннику лишь второстепенные функции. Этот политический шаг не сопровождался никакими потрясениями: ни враждой противоборствующих партий, ни гражданской войной. Тем не менее, совершить такой шаг Хатшепсут могла только при поддержке преданных и, без сомнения, заинтересованных сановников, самыми значительными из которых были Хапусенеб и Сенмут. Надо полагать, царица довольно резко изменила свое окружение, оставив старых вельмож — военных Тутмоса I. Возможно, Хатшепсут стремилась изменить прежнюю экспансионистскую политику фараонов. По крайней мере, за время ее царствования Египет не вел захватнических войн. Еще на 2-й год правления Тутмоса III оракул бога Амона предрек Хатшепсут власть (правда, без указания того, когда это случится). Так или иначе, истинные причины этого решения, к сожалению, неясны. Тем более странным представляется тот факт, что фараоном в полной мере она стала только через пять лет, то есть на 7-й год царствования Тутмоса III и своего регентства.

Чтобы подтвердить свое новое положение, Хатшепсут приказывает изображать себя в облике царя-мужчины со всеми инсигниями власти фараонов. Древняя царская титулатура переделывалась с учетом пола властительницы. По религиозной традиции правящий фараон отождествлялся с богом Хором, но Хатшепсут часто именовалась Хором женского пола , что явно противоречило египетским представлениям о фараоне. В скульптуре и на рельефах периода самовластного правления Хатшепсут фигурирует в мужском одеянии, и ее облик передан в соответствии с каноном изображения мужского тела, за исключением немногих дошедших до нас ранних статуй царицы.

Истинную внешность Хатшепсут установить нелегко. Обычно фараон считался вечно молодым и сильным и, исходя из этого, египетские художники создавали довольно условный, символический портрет владыки, поэтому судить о действительных особенностях характера изображаемой личности очень затруднительно. Однако можно попытаться воссоздать портрет Хатшепсут: изящный, суживающийся к маленькому подбородку овал лица, отличительные для египтянки миндалевидные глаза, тонкий выступающий нос, узкие слегка улыбающиеся губы и длинные черные волосы. Впрочем, не следует забывать, что скульптуры воплощали царицы, а не являлись реалистическим портретом римского типа.

Когда же Хатшепсут стала фараоном, жрецы Амона создали пропагандистский текст об избрании Хатшепсут в наследницы еще Тутмосом I, и легенду о ее божественном происхождении от царицы Яхмес и царя богов Амона, принявшего облик фараона Тутмоса I.

«Как во время регентства, так и после коронации Хатшепсут подчеркивает свое особое почтение к богам, в особенности к главному богу Амону. Ее правление отмечено расцветом теологической мысли, это нашло отражение в построенных ею храмах и капеллах. Одновременно ясно выражено стремление создать нечто новое, ранее неизвестное, что полностью дало о себе знать в великолепном храме Дейр-эль-Бахри». Этот храм, расположенный на западном берегу Нила, царица начала строить на 8-й год правления, вскоре после своей коронации. Посвященное заупокойному культу царицы, это святилище должно было демонстрировать ее могущество и величие. Новый храм должен был, вероятно, поразить воображение современников. В первую очередь он посвящался Амону и Ка царицы. Кроме святилища Амона в храме поклонялись Ра, Хатор, Анубису и обожествленному Тутмосу I. Украшенный колоннадами портиков террасный храм органично вписался в окружающий скальный ландшафт западного берега Нила. Помимо изящных полихромных рельефов, в храме было 200 статуй, 22 сфинкса, 40 осирических статуй, изображавших царицу сидящей или коленопреклоненной, около 120 сфинксов украшали дворы и дорогу. Создателем этого чуда египетского зодчества считается Сенмут, талантливый архитектор и крупный сановник. Он же являлся одним из организаторов знаменитой экспедиции египтян в полулегендарную страну Пунт, предположительно находящуюся на территории современного Сомали на берегу Аденского залива, с которой они с древних времен поддерживали торговые отношения. По всей видимости, Хатшепсут расценивала морскую экспедицию в Пунт как одно из самых значительных событий своего правления, достойное увековечивания. История этой торговой (а точнее, военно-торговой) экспедиции запечатлена в серии рельефных сцен в так называемом портике Пунта в Дейр-эль-Бахри. Это основной источник, повествующий о путешествии в Пунт при Хатшепсут. Хотя египтяне снаряжали экспедиции в эту страну и раньше, в эпоху Древнего и Среднего царств, экспедиция, отправленная Хатшепсут, была намного масштабнее и она была первой с начала Нового царства после длительного перерыва отношений с Пунтом, наступившего в конце Среднего царства вслед за смутным временем и захватом Египта гиксосами.

Целью путешествия в «страну бога» было установление торговых отношений и приобретение экзотических товаров: пантер, шкур редких животных, страусовых перьев, слоновой кости, золота, ценных сортов древесины и самих живых деревьев, пересаженных в корзины, и, в особенности, благовоний для храмовых ритуалов. Это знаменательное событие произошло на 9 году царствования Тутмоса III, на деле же на второй год правления Хатшепсут — фараона, то есть в то время, когда строился храм в Дейр-эль-Бахри. От участников экспедиции требовалось привезти в Фивы живые сорта благовонных деревьев для того, чтобы насадить их на искусственных террасах и во дворе храма и, таким образом, «устроить Пунт внутри храма». «Хотя египтяне и прибыли в страну Пунт в сопровождении военных отрядов, однако Пунт не был завоеван египетскими войсками. Хатшепсут отправила в Пунт своего «царского посла» совершенно также, как египетские фараоны отправляли своих послов в независимые государства». Усилия руководителей экспедиции были вознаграждены золотом, Хатшепсут сама принимала дары Пунта, взвешивая золото и мирру: «Лучшая мирра была на всех ее членах, ее благоухание (было) благоуханием бога. ... Ее кожа была как бы позлащена светлым золотом, сияя, как (то) делают звезды, внутри (храмового) праздничного двора перед лицом всей земли».

Ученые университета Бостона доказали что самая знаменитая царица Египта, намеренно убила себя косметическими средствами и лечебными препаратами для кожи лица. К такому выводу они пришли после изучения содержимого флакона этой царицы, который находится в музее египтологии.

Там содержался, какой то лосьон, или же лечебное средство для кожи.

В его состав входили жирные кислоты, мускатный орех, пальмовое масло. Кроме этого оно содержало асфальт и креозот, которые в то время широко использовались для лечения различных экзем.

Но самое интересное в его составе так же присутствует самый опасный в мире канцероген – бензопиреновая смола. Как известно именно это вещество вызывает раковые заболевания у курильщиков. Судя по всему, Хатшепсут довольно интенсивно использовала это средство, в результате чего и получила страшное и неизлечимое заболевание – рак кожи, вместо уродующих ее кожу практически не эстетичных экзем. А, учитывая описание из различных исторических хроник, которые дошли до нашего времени, смерть царицы наступила именно от этого заболевания.

Храм в Дейр-эль-Бахри, этот «египетский Парфенон», ставший архитектурным символом правления Хатшепсут не являлся единственным объектом ее строительной деятельности, которая развернулась в различных городах страны: Фивах, Гермополе, Гермонтисе, Эль-Кусе, Эль-Кабе, Арманте, Медамуде, Ком-Омбо, Элефантине, Спеос-Артемидосе. Последнему из перечисленных мест Хатшепсут придавала, по-видимому, особое значение, посвятив этот скальный храм близ Бени Хасана богине-львице Пахет. По религиозным представлениям эта богиня отражала нападения духов пустыни. Во внимании Хатшепсут к областным святилищам Ю. Я. Перепелкин усматривал стремление царицы дружить с храмовой знатью, с местной знатью вообще. «Местные князья издавна состояли распорядителями жрецов в своих городах, а нередко и верховными жрецами местных божеств».

Смерть Хатшепсут представляется довольно внезапной. По египетском летоисчислению, она умерла между 20 и 22-м годами правления Тутмоса III. Продолжая традицию своих предшественников, Хатшепсут отправляла экспедиции за добычей бирюзы на Синай, в район современного Серабит эль-Хадима. Стела от 20-го года правления Тутмоса III, установленная в храме Хатор на Синае, содержит имя Хатшепсут — значит, тогда она еще была жива. Однако на 21-й год упоминаний о Хатшепсут уже нет, нет их и на 22-м году, когда Тутмос III отправлял экспедицию один; видимо, к этому времени он стал править без Хатшепсут. «Вне всякого сомнения, Хатшепсут умерла, однако, нам неизвестно ни одного документа, где это бы упоминалось.Традиционно считается, что Тутмос III яростно ненавидел свою тетку, слишком долго державшую его на втором плане, и после ее смерти принялся поспешно стирать память о ней, что в частности, выражалось в уничтожении ее изображений и имен. Например, советский египтолог М. Э. Матье писала, что «Тутмос III истребил все скульптуры Дейр-эль-Бахри так тщательно, что до раскопок никто даже не думал об их существовании. Снимая и разбивая на куски десятки чудесных статуй ненавистной ему мачехи-тетки, Тутмос III считал, что он не только стирал с лица земли и из памяти своего народа воспоминание о ней, но даже уничтожал загробное существование ее души». Предпринятая Тутмосом III коренная перестройка Карнакского храма преследовала, видимо, именно эту цель. Перепелкин тоже разделяет эту практически общепринятую точку зрения. Старые приближенные Хатшепсут оказались в поле пристального наблюдения Тутмоса III, гробницы некоторых из них, умерших к тому времени, оказались разгромленными. Именно так выглядят действия Тутмоса III после смерти царицы. Эти «репрессии» некоторые отечественные и зарубежные египтологи расценивают как следствие личной ненависти Тутмоса к Хатшепсут и резкого поворота политики, возобновление курса на продолжение завоеваний, которых не было при ней.

Впрочем остается вопрос, почему Тутмос III не только не уничтожил все изображения Хатшепсут, но и не разрушил вообще ее поминальный храм в Дейр-эль-Бахри? Могут напомнить, что храм в Дейр-эль-Бахри был посвящен не одной Хатшепсут, но и другим божествам и, в первую очередь, Амону — богу самого могущественного жречества, с которым Тутмос III не мог не считаться. Но в этом случае, почему фараоны (и Тутмос III в том числе) без колебаний переделывали и разрушали целый анфилады и залы в центральном святилище этого бога в Карнаке? Именно этого следовало ожидать от преследующего память Хатшепсут Тутмоса, каким он и выглядит в некоторых исследованиях.

Если воинственный Тутмос, действительно питал ненависть к тетке-мачехе, если он и хотел придать забвению имя Хатшепсут, то реально осуществил это лишь по прошествии значительного срока после ее смерти и очень выборочно. Скорее всего, фараон убирал памятники Хатшепсут не по личным мотивам, а руководствовался политико-религиозными соображениями, поскольку неестественное существование женщины-фараона противоречило мировоззрению древних египтян и не соответствовало идее космического миропорядка, где все занимало надлежащее место. Примечательно, что имена и изображения Хатшепсут в рамках иконографии царицы (а не фараона!) остались нетронутыми. Французский египтолог К. Жак считает, что «ненависть Тутмоса III существует в воображении некоторых египтологов. Скалывание, изглаживание, уничтожение изображений связано с преследованием неких магических целей, которые не могут быть пока удовлетворительно объяснены». И действительно, ряд надписей и рельефных сцен сбиты в такой странной манере, что их контуры остались отчетливо видны; эти действия Жак приписывает уже Рамсесу II (1279—1212 гг. до н.э.). Пожалуй более приемлемо мнение Карковского, который пишет, «что действия по уничтожению имен и статуй Хатшепсут, а также других ее изображений, начались в конце правления Тутмоса III, спустя многие годы после смерти царицы. Это было продуманное политическое решение, а не следствие слепой ненависти фараона, вызванной тем подчиненным положением, которое он занимал в правление Хатшепсут. Причиной уничтожения изображений и надписей было желание устранить прецедент, который усложнил бы порядок наследования престола, при котором женщина могла бы стать фараоном. Тем более, что на глазах Тутмоса III подрастали наследники трона и он не хотел повторять ситуации, сложившейся после смерти Тутмоса I и Тутмоса II, не оставивших после себя взрослых сыновей. Следовало исключить повод для передачи власти царице или царевне. Таким образом, власть фараона, достигнутая Хатшепсут, была всего лишь эпизодом и не привела к тому, что женщины имели право бороться за власть над Египтом».

Сохранились две гробницы, приготовленные Хатшепсут заранее. Первая была высечена в Вади Сиккет Така эль-Зейд, когда Хатшепсут оставалась в роли царицы и регентши, но эта гробница так и не была использована, хотя в ней и обнаружили саркофаг из кварцита. Вторая усыпальница, предназначенная уже для Хатшепсут-фараона, расположена в Долине Царей — традиционном месте захоронения фараонов эпохи Нового царства, начиная с Тутмоса I. Однако и там мумии Хатшепсут найдено не было. Отождествление же тела великой Хатшепсут с безымянной женской мумией из гробницы кормилицы царицы представляется спорным.

Когда в 1903 году учёные обнаружили гробницу славной женщины-фараона Хатшепсут, они обнаружили, что гроб – пуст. Спустя некоторое время в одном из помещений неподалёку были найдены две мумии - одна в гробу и одна просто на полу. Археологи посчитали мумию в гробу (а ей оказалась няня Хатшепсут) более ценной и взяли с собой, а вторая – без всяких украшений и дорогих одежд – так и осталась лежать пока её не обнаружили снова уже в нашем веке. Археолог Захи Хавасс, натолкнувшись на неё повторно, понял, что мумия не так проста как показалось его предшественникам. Он обратил внимание на то, что левая рука была прижата к сердцу – так хоронили только фараонов и их жён во время 18-й династии.
Неужели Хатшепсут? Но как это проверить? Хавасс вспомнил, что в 1880 году нашли ящик с зубом Хатшепсут, может попросить зубного сделать сравнение? И действительно – найденный зуб идеально вошёл на место потерянного.

Генетическая экспертиза подтвердила – это есть та знаменитая фараон Хатшепсут.

Категория: Человек | Просмотров: 6485

Будем рады, если Вы поделитесь ссылкой на этот материал с друзьями!

Другие материалы по теме: